Лес в тумане

МалавиЕсли бы голливудским режиссерам вздумалось снимать продолжение кино-эпопеи «Властелин колец», то самые волшебные и волнующие пейзажи фантастического Средиземья они вполне могли бы подобрать в Малави. На крошечной территории этого африканского государства можно встретить, кажется, все известные человеку ландшафты. Природа, словно вдохновенный скульптор, вытесала грандиозные хребты Муландже — край эпической красоты, обладающий множеством оттенков. Катком прошлась по холмистым долинам, превратив их в саванны и буш. И наполнила кристальной водой артерии рек и выгнутую чашу озера Малави (Ньяса). Необыкновенного озера, протянувшегося с севера на юг через всю страну, наполненного тайнами и экзотическими аквариумными рыбками, живущими в свое удовольствие.

Давным-давно, когда на эти земли пришли племена банту и спросили у встретившихся им пигмеев, кто живет в этих лесистых горах, те ответили: «Муландже — только деревья». В принципе, Муландже вполне может служить достойным ответом знаменитому австралийскому монолиту Улуру. Этот африканский массив также оказался в возвышенном одиночестве после того, как более мягкие породы выветрились вследствие эрозии, но его крутые, лесные, лохматые «бока» несоизмеримо масштабней, красочней, живописней. Сами малавийцы считают Муландже живым и сложным организмом, обладающим душой и яркой индивидуальностью. Может показаться забавным, но перед началом трека гид может порекомендовать вам совершить небольшое «подношение» горе в виде кукурузной водки и муки, чтобы не вызвать отторжения и заручиться ее благоволением. А вообще при уважительном отношении к Муландже покорить ее вершины (высочайшая, Сапитва, чуть более 3000 метров) может каждый, обладающий минимальным уровнем физической подготовки. К тому же все усилия окупаются сторицей. Головокружительные пейзажи меняются с калейдоскопической скоростью, альпийские плато могут в мгновение ока оборваться гигантским урочищем, чтобы еще через какое-то время вновь взлететь ввысь вертикальными утесами и спрятаться в косматой дымке. Из-за столь частого здесь густого тумана Муландже нередко называют «островом в небе». И действительно, когда из молочного киселя закручивающихся облаков внезапно показываются очертания очередного пика, так и тянет набрать полные легкие чистейшего воздуха и ликующе воскликнуть: «Земля! Земля!» Солнечные лучи, прорываясь сквозь прорехи в стремительно несущихся облаках, прожекторами выхватывают то лесистые склоны, то говорливые ручьи и водопады, прорезающие горные плато во многих местах и словно созданные для освежающего купания, после которого чувствуешь себя заново рожденным. Бамбуковые заросли сменяются сосновыми борами, а рощи кипарисов разбавляют исполинские, опутанные сетями лишайников и выглядящие доисторическими анахронизмами муланджийские кедры — они встречаются только в этой части света. А еще здесь много цветов. Несмотря на суровые условия, эти дивные яркие кляксы — протеи, алоэ, гладиолусы и даже орхидеи, которых здесь насчитывается несколько сотен видов, — распускаются в долинах круглый год.

У самого подножия Муландже, в фиолетовой сени цветущих джакаранд, раскинулись чайные плантации, в зеленых коврах которых по пояс утопают сборщики листьев в своих цветастых одеяниях. Чай был привезен сюда англичанами из Индии еще в колониальную эпоху, а сейчас, вкупе с табаком и сахаром, представляет собой одну из главных выращиваемых в стране культур. Посетить какое-нибудь поместье и отведать терпкого африканского чая может любой желающий, причем без всяких церемоний — дегустация происходит буквально «не отходя от конвейера» и отлично заряжает энергией перед восхождением.