Отдых на обетованной земле

ИзраильСвятая земля находится всего в четырех часах лета от Москвы — ровно столько времени требуется для того, чтобы очутиться в шумном, многоликом и блистательном Тель-Авиве. Его название переводится с иврита как «холм весны», а еще про город нередко говорят, что он никогда не смыкает глаз. Действительно, днем в этом средиземноморском Майами кипучая жизнь лишь слегка замирает на золотых пляжах (для того, чтобы вдосталь напитаться солнцем), а после перетекает в бесчисленные бары, рестораны и ночные клубы. Даже не верится, что пару десятилетий назад здесь считалось антирелигиозным расходовать силы и средства на изысканную кухню и развлечения. Израиль тогда был довольно строгим, расчетливым государством, в котором считалось, что для жизни человеку требуется добротная и здоровая пища без всяких там изысков.

И сейчас израильские трапезы «курируются» кашрутом — особым сводом ритуальных правил, определяющих соответствие пищи букве строгого еврейского закона. Но изворотливые израильтяне сочли, что сидеть только на фалафеле, форшмаке, цимесе и хумусе несовременно, и немедленно перетащили страну с задворок мировой кулинарии в авангард актуальной ныне кухни фьюжн. И, на мой взгляд, это явление можно сравнить с настоящей гастрономической революцией, произошедшей на Святой земле.

Один из ярчайших образчиков ресторанов новой волны — недавно открывшийся (и вместе с тем уже признанный одним из лучших в стране) ресторан Herbert Samuel. Заведует им Йонатан Рошфельд, удачно скрестивший «бабушкины» рецепты из кибуца с французскими, испанскими, итальянскими, греческими и даже арабскими формулами вкуса (кстати, один из его ресторанов первым в Израиле получил мишленовскую звезду). На некоторое время он «уходил в тень», работал на различных частных кухнях, составлял поваренные книги и вот теперь решил попробовать силы в относительно новом для себя амплуа закусок, которым в основном и посвящен Herbert Samuel. И, вне всякого сомнения, поженить «коня» испанских тапас с «трепетной ланью» ближневосточных мезе ему удалось с блеском.