В стране белого тигра

 БандхавгархВ самом сердце Индии, среди непроходимых джунглей раскинулась Страна белого тигра — Бандхавгарх. Именно эта земля описана Киплингом в его «Книге джунглей». Здесь Маугли учился житейской мудрости у своих друзей — пантеры Багиры и медведя Балу. Здесь перелетали с лианы на лиану брутальные бандерлоги. И, конечно же, рыскал свирепый Шерхан, стараясь погубить человеческого детеныша. А еще здесь рождались удивительные тигры-альбиносы, которые и дали имя всему краю. Но это уже совсем другая история.

Вообще-то Бандхавгарх — название уникального форта. Ему более 2000 лет, и происхождение его в точности никому не известно. По преданию, бог Рама подарил своему брату и ближайшему другу Лаксмане самый высокий в здешних краях холм и наказал построить на нем крепость, чтобы наблюдать за спокойствием окрестных земель («бандхав» в переводе означает «брат», «гарх» — «крепость»).

Этот холм — небольшая гора с плоской, как бы срезанной вершиной, откуда действительно можно охватить взглядом практически всю округу, сохранился до сих пор. Правда, от крепости остались одни развалины. Теперь эта гора — центр самого маленького и молодого национального парка Индии. И, как и положено в стране сказок и легенд, у него есть своя история, уже превратившаяся в легенду.

Индийские махараджи испокон веку верили: для того чтобы в новой жизни воплотиться в существо достойное и уважаемое, необходимо убить ровно 111 тигров. Это число считалось исключительно благоприятным. И каждый, кто, прежде чем отправиться в мир иной, набирал требуемое количество «очков», удостаивался — вместе с подвластным ему народом — особого расположения небес. Трудно поверить, что кроткие индусы, считающие кощунством обидеть даже корову, могли додуматься до такого. Злые языки говорили, что махараджи просто старались угодить британским властям, представители которых всерьез считали бенгальского тигра людоедом и, уж как минимум, злостным врагом пастухов. Поэтому, дескать, за истребление опасного зверя местные правители удостаивались некоторых преимуществ.

Однако, даже когда Индия обрела независимость от британской короны, новое правительство оставило каждому из махараджей по шикаргаху — личному охотничьему хозяйству, и охота на тигров продолжалась. Видимо, никто не желал лишиться шанса набрать требуемые 111 баллов и умереть со спокойной совестью.

И вот однажды (это был уже 1951 год) махараджа Ревы Шри Мантанд Сингх поймал последнего белого тигра, рожденного в дикой природе. Мать и остальные детеныши (не альбиносы) были охотниками безжалостны истреблены. Надо сказать, что махараджа, которому в ту пору было всего 28 лет, ни о чем, кроме охоты и развлечений, не помышлял. Он назвал найденыша Мохан (что означает «чародей» — имя одного из многочисленных воплощений бога Кришну) и поселил его в полуразрушенном дворце Говиндгарх на берегу озера, под присмотром своих верных слуг.

И случилось чудо: приручив Мохана, неутомимый истребитель тигров вдруг сделался пылким защитником природы и филантропом. Мантанд Сингх строил больницы и бесплатные аптеки для бедных. Подарил несколько своих дворцов правительству штата, открывшему в них школы, колледжи и даже один университет. Он стал почетным членом индийского Совета по сохранению дикой природы. И, наконец, это именно он предложил в своем личном шикаргахе открыть национальный парк, подкрепив предложение внушительной суммой денег. Похоже, сохранение жизни одного-единственного тигренка заменило махарадже 111 отнятых жизней, и он добился расположения богов и духовного просветления гораздо раньше, чем предполагал. И как знать,может быть, среди всех заповедников Индии Бандхавгарх потому и пользуется особым почетом, что только здесь встреча с королевским бенгальским тигром способна по-настоящему очистить душу.

Мохан стал отцом первых в мире белых тигров, рожденных в неволе. Он умер в 1970 году, прожив почти двадцать лет, и был похоронен как знатный вельможа согласно всем канонам индуизма. Его потомки-альбиносы раскуплены самыми известными зоопарками мира. Нынешние махараджи Ревы, давно уже не имеющие прежней власти, то и дело обращаются к правительству с петициями, чтобыоно вернуло во дворец Говиндгарх хотя бы одного тигренка в память о Мохане. Правительство хранит молчание.